Карантин вихідного дня — неефективний, він не вирішує проблему з піками зараження

24 Листопада 2020
Поділитись

Чим повні локдауни в Європі кращі за український варіант? Скільки втрачає бізнес від обмежень? Чи зможе держава допомогти бізнесу пройти період карантину без звільнень персоналу? На фоні протестів підприємців проти обмежень роботи у вихідні дні поспілкувалися з Євгеном Шевченко, генеральним директором Carlsberg Ukraine, членом ради директорів Американської торговельної палати та головою комітету з розвитку HoReCa в Спілці українських підприємців. Чим кращі повні локдауни в Європі українського варіанту? Скільки втрачає бізнес від обмежень? Чи зможе держава допомогти бізнесу пройти період карантину без звільнень персоналу? Слухайте подкаст, щоб дізнайтися відповіді на ці питання.

 Слухайте подкаст також на популярних платформах – Google podcasts і Apple Podcasts.

Говоря коротко, HoReCa в шоке. Мы это видели по протестам перед Кабинетом Министров, потому что если люди чем-то довольны, они не выходят на протест, да. С этим карантином выходного дня вообще сложилась уникальная ситуация, потому что против высказались все. Против высказались народные депутаты, бизнес-ассоциации, мэры некоторых городов, высказались общественные деятели, даже три министра, насколько я знаю были против. Тем не менее, Кабмин взял и ввел очень спорную, на наш взгляд, неэффективную меру.

Несколько слов про то, в каком состоянии сейчас находиться HoReCa в Украине, и что это вообще такое. HoReCa – это отели, рестораны и кафе, и наверное на последних четырех буквах более сфокусируюсь в сфере общественного питания. Это примерно 60 тысяч заведений, 1 млн украинцев, которые заняты в этой отрасли, и преимущественно, безусловно, это малый и средний бизнес, который как мы знаем не обладает какими-то серьезными финансовыми ресурсами. 

После первой волны локдауна, которая была весной, выжили не все, но те, кто остались на плаву, инвестировали в средства защиты: в экраны, санитайзеры, бесконтактные меню, изменили планировку залов для того, чтобы обеспечить дистанцию между столами. То есть в целом в большинстве своем рестораны подошли к этому ответственно, и тем более было шоком услышать о таком решении Кабинета министров. Чтобы было понятно, главная проблема сейчас у рестораторов – это оборотная выручка, и программа, какая была у нас 5-7-9, не сработала, к сожалению. Потому что лишь 10% предпринимателей ею воспользовались, и  эти средства пошли на рефинансирование текущих кредитов в большей своей части.

Почему выходные важны для ресторанного бизнеса? Потому что в выходные формируется примерно 40% всей недельной выручки. Поэтому это жесточайший удар. И самое главное – здесь есть неопределенность, непонятно как долго это продлится. Вот представьте, у вас небольшое кафе: есть 2 повара, 5 официантов и что вам с ними делать. Нужно либо отправить их на улицу, уволить, либо тратить и так скудные средства держа их на работе, несмотря на то, что оборот упал в 2 раза.

– Ну це якщо вони у вас є направду. Тому що взагалі сама структура бізнесу така, що не так легко на два дні закритися, а 5 днів працювати, це і продукти, які псуються. 

Самое здесь главное – это то, что вводя именно такую структуру локдауна, власти исходят из совершенно неверных предпосылок. Кто решил, что HoReCa является основным источником передачи заразы? Нет своей аналитики, посмотрите на то, что есть в Европе. Европа такую аналитику провела. HoReCa ответственна за заражение от 1,5% ( в Нидерландах) до 5% людей (в Великобритании). За данными этого же исследования, этот же процент заражений происходит дома. И люди приходят друг к другу в гости, где никто конечно же не сидит, как мы с вами в масках и не соблюдает дистанцирование.

– Але все одно ми зараз читаємо новини з Франції, де комендантська година, де дуже суворий локдаун. В інших країнах теж запроваджуються такі суворі режими. Яка, на ваш погляд, мала б бути зараз стратегія з урахуванням того, що справді показники зростають достатньо швидко і сфера охорони здоров’я не дуже підготовлена до настільки високого рівня завантаження. 

Безусловно, но с другой стороны, давайте посмотрим на опять же структуру локдауна. В Европе действительно комендантский час и тоже закрывается HoReCa, но при этом закрывается и транспорт. У нас посмотрите – у каждого 2-го пассажира над маской нос, люди некоторые сидят вообще без масок. И в данной ситуации транспорт является более опасным местом, чем ресторан, где все аккуратненько рассажены в 2 метрах друг от друга. 

Тимофій Мілованов якраз нещодавно заявляв, що потрібно запровадити повний локдаун – короткий і при достатній підтримці бізнесу.

Я абсолютно согласен с Тимофеем. Помимо логичных и основанных на науке карантинных мер, должна быть еще поддержка бизнеса. Поддержка малого и среднего бизнеса. У нас ее практически нет. 

 Яка позиція бізнесу, що робити, як йому допомогти зараз?

– На самом деле давайте учится на ошибках других. Израиль пробовал вводить карантин выходного дня. Они его вводили с 17 июля по 5 августа и отменили как неэффективный. Толку нет, бизнес разоряется. Если бы этот карантин доказал эффективность, уж поверьте, израильтяне продолжили бы эту практику использовать.

Прозвучали такие слова, что полный локдаун мы не выдержим, но надо что-то сделать. Ну вот, пожалуйста, давайте еще раз заставим малый и средний бизнес заплатить за нерешительность. Касательно поддержки: в западных странах понятно богатые страны, у них на поддержку бизнеса уходит до 25% ВВП, у нас 1,5 максимум. И то эти 1,5%, пока еще не на бумаге, они пока еще в фейсбуке. Что хочет малый, средний бизнес? Во-первых, реальный мораторий на проверки во время локдауна, потому что ходят проверяют. Вот даже Carlsberg Украина налоговая проверяла, что уж говорить про небольшие ресторанчики.

Налоговые льготы для ресторанов. Вот Минфин предложил 7%-ный НДС для отелей. Прекрасно. Но почему только для отелей? Давайте введем его для заведений общественного питания. Давай введем мораторий на ЕСВ и подоходный налог на время карантина, это действительно поможет сохранить какие-то оборотные средства для ресторанной отрасли. 

И не говорю про частичную компенсацию убытков, вряд ли на это пойдут. Ну и дерегуляция. Потому что отрасль по-прежнему зарегулирована. Но главная помощь должна прийти со стороны налогообложения, арендных платежей.

– Чи є якась модель – як зберегти баланс, щоб зберегти підприємство і зберегти ще фінансову ситуацію людей, яким зараз дуже складно?

– У нас каких-то организаций централизованных нет, поэтому я думаю централизованный подход здесь не сработает.  Именно поэтому я говорю о системных решениях, связанный с налогообложениями, и привязанных к определенному классу налогоплательщиков. Это довольно быстро можно сделать, это эффективно, это одинаково справедливо для всех. Что касается убытков связанных с арендой и прочее. Вот здесь лучше было бы ввести абсолютно жесткий бескомпромиссный короткий локдаун и тогда бизнес знал бы, что он снова откроется. Условно говоря, отправил бы людей в оплачиваемый отпуск, тем самым снизив уровень неопределенности для них.

Які мають бути зараз дії бізнесу, що він може зробити з точки зору оптимізації? Як він буде оптимізовувати роботу для того, щоб не закриватися?

Смотрите, сегодня в фейсбуке читал пост одного ресторатора знакомого, который всю ночь не спал, а делал сайт для доставки. Раньше у него не было доставки. Он извиняется, что сайт пока кривой, но по крайней мере теперь он есть. Что будет делать бизнес? Он будет пытаться выжить – будет увольнять людей, развивать доставку. Бизнес, у которого нет достаточных финансовых возможностей, будет закрываться. Все как обычно. Будет ровно то, что мы делали в первую волну локдауна, но хуже и быстрее. Почему? Потому что все проели деньги весной, а за лето не успели поработать.

– Але якщо повертатися до алкоголю, це питання, про яке ми почали говорити перед подкастом. Скрізь закривають точки продажів, після 10-ої не можна, бари не працюють ввечері, але люди вдома, вони не перестали спілкуватися. Чи в цій сфері взагалі бачимо сильний спад виробництва, чи на рівні?

Я могу говорить про пиво, поскольку моя деятельность связана с производством и продажей пива. Рынок немного упал. Безусловно, прежде всего он упал на канале HoReCa, где разливное пиво фактически в 2 раза меньше было продано. Почему я говорю было продано? Потому что сезон уже прошел. Но при этом мы видим взрывной рост сетевых форматов торговли. То есть сети супермаркетов рванули вверх двухзначными процентами и соответственно в обратную сторону качнулась динамика маленькой независимой розницы. То есть малый бизнес и здесь пострадал в результате всего этого. Потребление упакованного пива упало не так сильно, конечно, практически оставшись на уровне прошлого года. Поэтому можно сказать, что вы правы – люди пьют дома. Очень сильно выросли продажи алюминиевой банки в локдаун, потому что она легкая, быстрее охлаждается, больше влезает в холодильник. Мы, конечно, тоже как пивовары, как отрасль ожидали какое-то понимание со стороны властей. Потому что с 2010 года объем производства пива в Украине на 42% упал, а производственные мощности загружены на половину. Последние три года нам не трогали акциз, очень осторожно на считаные проценты в год начало производство расти – и вот пожалуйста на следующий год 10,6%. Непонятная цифра, не соответствует ни прогнозу инфляции, ничему.

Будуть скорочувати виробництво.

Да, Укрпиво ассоциация посчитала, что в результате падения рынка и других налогов бюджет недополучит 600 млн грн. Опыт показывает, что каждый год, когда повышали акциз, ни разу за последние 10 лет ни одного разу бюджет не получал плановых поступлений по акцизу. Поэтому осталось только выбрать красивые грабли покрашенные белой краской и с размаху на них наступить еще раз.

– Чи є сенс малим, середнім підприємцям вступати до професійних об’єднань? Як вони можуть їм допомогти з урахуванням того, що більше нікому: держава не може допомогти, зменшується споживання? Чи можуть вони навчити якихось правил – як створити бізнес, як налаштувати доставку, як правильно вирішити проблеми з персоналом так, щоб мінімізувати звільнення, але зменшити видатки якісь. На ваш погляд, чи є тут потенціал для розвитку з урахуванням кризи?

Безусловно есть, я просто объясню в двух словах, как это работает. Бизнес-ассоциации не занимаются индивидуальным лоббизмом, за исключением тех случаев, когда включается принцип бизнес-омбудсменства, когда компания подвергается уж совсем харассменту со стороны проверяющих или государственных органов. Это работает так: если компания вступает в бизнес-ассоциацию любую, в ассоциации есть набор комитетов. Например, я отвечаю за 2 комитета: комитет по напиткам и продовольствию и комитет по конкурентной политике. В Спілці я возглавляю комитет HoReCa. Соответственно, уже вступив в ассоциацию предприятие может присоединиться к комитету и там вписаться в этот хор голосов, который формирует отраслевую повестку и на эту тему ведет диалог с органами государственной власти. Так что да, это работает.

Як ви це прогнозуєте, якщо буде все ж таки впроваджений карантин, як бізнес буде реагувати?

У меня нет ответа потому, что во-первых я не эпидемиолог, я не знаю, как будет развивается пандемия. Все-таки надеемся, что правительство услышит бизнес, и начнет диалог с нами, поймет те боли, которые сейчас чувствует малый, средний бизнес и крупный, кстати, тоже. И вместе мы сможет выработать какую-то правильную повестку, которая позволит с одной стороны уберечь людей, а с другой стороны сберечь их места.

Ведучі подкасту – Юлія Мінчева з VoxUkraine, Андрій Федотов з Центру економічної стратегії.

Розшифровку підготувала стажерка Центру економічної стратегії Вікторія Ванжа. 

X